Вторник, 26.09.2017, 22:58
Приветствую Вас Боец | RSS
Главная | Регистрация | Вход
Вход
Меню
Категории раздела
Все [113]
Поиск
Чат
200
Опрос
Как вам сайт?
Всего ответов: 35
Block title
Block content
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Все

КВ-1
Пер­вые тан­ки КВ по­сту­пи­ли на воо­ру­же­ние в 20-ю тя­же­лую тан­ко­вую бри­га­ду. К ию­лю 1940 го­да в ее со­ста­ве чис­ли­лось 10 КВ (№№У-0, У-2, У-3, У-11, У-12, У-13, У-14, У-15, У-16, У-17). Ма­ши­ны по­сте­пен­но ос­ваи­ва­лись тан­ки­ста­ми, не­ко­то­рые из ко­то­рых име­ли опыт бое­вых дей­ст­вий на этих тан­ках, при­об­ре­тен­ный в хо­де со­вет­ско-фин­лянд­ской вой­ны.

В ав­гу­сте 1940 го­да все КВ из со­ста­ва 20-й тя­же­лой тан­ко­вой бри­га­ды бы­ли пе­ре­прав­ле­ны в г. Львов и вклю­че­ны в со­став но­во­сфор­ми­ро­ван­ной 8-й тан­ко­вой ди­ви­зии 4-го мех­кор­пу­са. В это же вре­мя в со­став 2-й тан­ко­вой ди­ви­зии 3-го ме­ха­ни­зи­ро­ван­но­го кор­пу­са, рас­по­ло­жен­но­го в рай­оне Виль­но, от­гру­жа­ют­ся 13 но­вых КВ (из них 10 КВ-2 с ус­та­нов­ка­ми МТ-1). Кро­ме то­го, не­сколь­ко тан­ков на­прав­ля­ют­ся в учеб­ные за­ве­де­ния - Во­ен­ную ака­де­мию ме­ха­ни­за­ции и мо­то­ри­за­ции (г. Мо­ск­ва), Ле­нин­град­ские кур­сы усо­вер­шен­ст­во­ва­ния ком­со­ста­ва тан­ко­вых войск и Са­ра­тов­ское тан­ко­тех­ни­че­ское учи­ли­ще.

Все­го по со­стоя­нию на 1 де­каб­ря 1940 го­да в Крас­ной Ар­мии име­лось 130 тан­ков КВ, а к 1 ию­ня 1941 го­да - 504.

Из это­го ко­ли­че­ст­ва в экс­плуа­та­ции на­хо­ди­лось 75 КВ-1 (из них 2 тре­бо­ва­ли сред­не­го ре­мон­та). Под­го­тов­ка эки­па­жей на но­вые тя­же­лые тан­ки час­то ве­лась на лю­бых ти­пах тан­ков. На­при­мер, 3 де­каб­ря 1940 го­да ди­рек­ти­вой на­чаль­ни­ка Ге­не­раль­но­го шта­ба Крас­ной Ар­мии №5/4/370 пред­пи­сы­ва­лось «для обу­че­ния лич­но­го со­ста­ва и сбе­ре­же­ния ма­те­ри­аль­ной час­ти бое­вых ма­шин от­пус­тить, ис­клю­чи­тель­но как учеб­ные, на ка­ж­дый ба­таль­он тя­же­лых тан­ков по 10 тан­ке­ток Т-27».

К на­ча­лу вой­ны тан­ки КВ име­лось в со­ста­ве 2-й тан­ко­вой ди­ви­зии 3-го ме­ха­ни­зи­ро­ван­но­го кор­пу­са При­бал­тий­ско­го Осо­бо­го во­ен­но­го ок­ру­га (78 КВ) 4, 7-й тан­ко­вых ди­ви­зи­ях 6-го ме­ха­ни­зи­ро­ван­но­го (63 и 51 КВ со­от­вет­ст­вен­но), 29, 33-й тан­ко­вых ди­ви­зи­ях 11-го ме­ха­ни­зи­ро­ван­но­го (2 и 1 КВ со­от­вет­ст­вен­но) кор­пу­сах За­пад­но­го Осо­бо­го во­ен­но­го ок­ру­га, 4-м ме­ха­ни­зи­ро­ван­ном (101 КВ), 8-м ме­ха­ни­зи­ро­ван­ном (71 КВ), 15-м ме­ха­ни­зи­ро­ван­ном (64 КВ), 22-м ме­ха­ни­зи­ро­ван­ном (31 КВ) и 19-м ме­ха­ни­зи­ро­ван­ном (5 КВ) кор­пу­сах Ки­ев­ско­го Осо­бо­го во­ен­но­го ок­ру­га, 2-м ме­ха­ни­зи­ро­ван­ном (10 КВ) кор­пу­се Одес­ско­го во­ен­но­го ок­ру­га, а так­же в Са­ра­тов­ском тан­ко­тех­ни­че­ском учи­ли­ще (19 КВ), Ор­лов­ской тан­ко­вой шко­ле (8 КВ), Ле­нин­град­ских кур­сах усо­вер­шен­ст­во­ва­ния ком­со­ста­ва тан­ко­вых войск (6 КВ), в Мо­с­ков­ской ака­де­мии мо­то­ри­за­ции и ме­ха­ни­за­ции им. Ста­ли­на (4 КВ) и Харь­ков­ском во­ен­ном ок­ру­ге.

В пер­вых же июнь­ских бо­ях 1941 го­да по­яв­ле­ние тан­ков КВ для час­тей Вер­мах­та ста­ло не­при­ят­ным сюр­при­зом. Вот как опи­сы­ва­ет столк­но­ве­ние с тан­ка­ми КВ из со­ста­ва 2-й тан­ко­вой ди­ви­зии ко­ман­дир 41 -го тан­ко­во­го кор­пу­са нем­цев ге­не­рал Рейн­харт (речь идет о бо­ях 23-24 ию­ня в рай­оне Рас­си­няй):

«Око­ло сот­ни на­ших тан­ков, треть из ко­то­рых со­став­ля­ли Pz.IV, при­го­то­ви­лись к контр­ата­ке. Часть из них на­хо­ди­лась пря­мо пе­ред про­тив­ни­ком, но боль­шин­ст­во раз­ме­ща­лось на флан­гах. Не­ожи­дан­но с трех сто­рон они бы­ли за­жа­ты сталь­ны­ми мон­ст­ра­ми, пы­тать­ся унич­то­жить ко­то­рые бы­ло пус­тым де­лом. На­про­тив, вско­ре часть на­ших тан­ков бы­ла вы­ве­де­на из строя... Ги­гант­ские рус­ские тан­ки под­хо­ди­ли все бли­же и бли­же. Один из них при­бли­зил­ся к бе­ре­гу за­бо­ло­чен­но­го пру­да, у ко­то­ро­го сто­ял наш танк. Без ко­ле­ба­ний чер­ный монстр столк­нул его в пруд. То же са­мое слу­чи­лось с не­мец­кой 15-см пуш­кой, ко­то­рая не су­ме­ла бы­ст­ро увер­нуть­ся. Ее ко­ман­дир, ко­гда уви­дел при­бли­жаю­щие­ся тя­же­лые тан­ки про­тив­ни­ка, от­крыл по ним огонь. Од­на­ко это не при­чи­ни­ло им да­же ми­ни­маль­но­го ущер­ба. Один из ги­ган­тов стре­ми­тель­но бро­сил­ся на пуш­ку, ко­то­рая на­хо­ди­лась в 100 мет­рах от не­го. Вдруг один из вы­пу­шен­ных сна­ря­дов по­ра­зил танк. Он ос­та­но­вил­ся, слов­но по­ра­жен­ный мол­ни­ей. «Он го­тов», - по­ду­ма­ли ар­тил­ле­ри­сты с об­лег­че­ни­ем. «Да, он го­тов», - ска­зал се­бе ко­ман­дир ору­дия. Но вско­ре их чув­ст­ва сме­ни­лись во­плем: «Он еще дви­жет­ся!» Без вся­ко­го со­мне­ния, танк дви­гал­ся, его гу­се­ни­цы скри­пе­ли, он при­бли­жал­ся к пуш­ке, от­бро­сил ее как иг­руш­ку и, вда­вив в зем­лю, про­дол­жал свой путь».

Рас­сказ ге­не­ра­ла Рейн­хар­та до­пол­ня­ют вос­по­ми­на­ния од­но­го из офи­це­ров 1-й тан­ко­вой ди­ви­зии:

«КВ-1 и КВ-2 ока­за­лись в 800 мет­рах от нас. На­ша ро­та от­кры­ла огонь - без­ре­зуль­тат­но. Мы про­дви­га­лись все бли­же и бли­же к про­тив­ни­ку, ко­то­рый про­дол­жал ид­ти впе­ред. Не­сколь­ко ми­нут нас раз­де­ля­ло все­го 50-100 м. Ка­ж­дый от­крыл огонь, но без­ус­пеш­но: рус­ские про­дол­жа­ли свой путь, все на­ши сна­ря­ды от­ска­ки­ва­ли от них. Мы ока­за­лись в уг­ро­жаю­щей си­туа­ции: ата­кую­щие рус­ские оп­ро­ки­ну­ли на­шу ар­тил­ле­рию и вкли­ни­лись в наш бое­вой по­ря­док. Лишь под­тя­нув зе­нит­ные ору­дия и стре­ляя с ко­рот­ких дис­тан­ций, уда­лось ос­та­но­вить на­тиск вра­же­ской бро­ни. За­тем на­ша контр­ата­ка от­тес­ни­ла рус­ских и ус­та­но­ви­ла ли­нию обо­ро­ны у Ва­си­ли­скис. Борь­ба за­вер­ши­лась».

По вос­по­ми­на­ни­ям Д. Осад­че­го, ко­ман­ди­ра ро­ты тан­ков КВ-1 в 2-й тан­ко­вой ди­ви­зии, «23-24 ию­ня, еще до всту­п­ле­ния в бой, мно­гие тан­ки КВ, осо­бен­но КВ-2, вы­шли из строя в хо­де мар­шей. Осо­бен­но боль­шие про­бле­мы бы­ли с ко­роб­кой пе­ре­дач и воз­душ­ны­ми фильт­ра­ми. Июнь был жар­кий, на до­ро­гах При­бал­ти­ки пы­ли бы­ло ог­ром­ное ко­ли­че­ст­во и фильт­ры при­хо­ди­лось ме­нять че­рез ча­с-пол­то­ра ра­бо­ты дви­га­те­ля. Пе­ред всту­п­ле­ни­ем в бой тан­ки мо­ей ро­ты су­ме­ли их за­ме­нить, а в со­сед­них нет. В ре­зуль­та­те, к се­ре­ди­не дня боль­шин­ст­во ма­шин в этих ро­тах по­ло­ма­лось».

Пе­чаль­на судь­ба КВ из со­ста­ва 6-го ме­ха­ни­зи­ро­ван­но­го кор­пу­са За­пад­но­го Осо­бо­го во­ен­но­го ок­ру­га. Прак­ти­че­ски не су­мев сде­лать по про­тив­ни­ку ни од­но­го вы­стре­ла, эти КВ из-за от­сут­ст­вия го­рю­че­го бы­ли ли­бо по­дор­ва­ны свои­ми эки­па­жа­ми, ли­бо про­сто бро­ше­ны.

Бо­лее ак­тив­но дей­ст­во­ва­ли тан­ки КВ на Юго-За­пад­ном фрон­те. Но и здесь ос­нов­ные по­те­ри этих ма­шин бы­ли не от ог­ня про­тив­ни­ка, а из-за не­гра­мот­ной экс­плуа­та­ции, от­сут­ст­вия за­пас­ных час­тей и тех­ни­че­ских не­ис­прав­но­стей.

Из док­ла­да ко­ман­ди­ра 32-й тан­ко­вой ди­ви­зии 4-го ме­ха­ни­зи­ро­ван­но­го кор­пу­са бое­вых дей­ст­ви­ях с 22 ию­ня по 14 ию­ля 1941 го­да (к на­ча­лу вой­ны ди­ви­зия име­ла 49 КВ):

«От­сут­ст­во­ва­ли ре­монт­ные и эва­куа­ци­он­ные сред­ст­ва для тан­ков КВ. На­ли­чие трак­то­ров «Во­ро­ши­ло­вец» не обес­пе­чи­ло эва­куа­цию, трак­то­ры для бук­си­ров­ки КВ вы­хо­ди­ли из строя от пе­ре­груз­ки. Очень час­то про­хо­ди­ла бук­си­ров­ка тан­ка тан­ком, и че­рез 10-15 км бук­си­рую­щий танк то­же вы­хо­дил из строя (от­ка­зы­ва­ло сце­п­ле­ние, не вклю­ча­лись ско­ро­сти, пор­ти­лись бор­то­вые фрик­цио­ны). Тан­ки КВ (из это­го опы­та) мож­но бук­си­ро­вать трак­то­ром «Во­ро­ши­ло­вец» толь­ко по до­ро­гам. На паш­не, на тор­фя­ни­ке или бо­ло­ти­стой ме­ст­но­сти танк КВ мож­но бук­си­ро­вать толь­ко дву­мя трак­то­ра­ми...

Боль­шие по­те­ри бое­вой ма­те­ри­аль­ной час­ти (осо­бен­но тан­ков КВ) объ­яс­ня­ют­ся глав­ным об­ра­зом тем, что ско­ро­ст­ные мар­ши со­вер­ша­лись без вся­ких тех­ни­че­ских ос­мот­ров и про­фи­лак­ти­че­ских ре­мон­тов до 75-100 км в су­тки. Кро­ме то­го, во­ди­тель­ский со­став не имел дос­та­точ­но­го опы­та и на­вы­ков по экс­плуа­та­ции ма­шин на мар­ше...

Бро­ня на­ших тан­ков 37-мм пуш­ка­ми нем­цев не про­би­ва­ет­ся; бы­ли слу­чаи, ко­гда танк КВ имел до 100 по­па­да­ний, но бро­ня не бы­ла про­би­та».

Из док­ла­да ко­ман­ди­ра 10-й тан­ко­вой ди­ви­зии 15-го ме­ха­ни­зи­ро­ван­но­го кор­пу­са о бое­вых дей­ст­ви­ях со­еди­не­ния с 22 ию­ня по 1 ав­гу­ста 1941 го­да (к на­ча­лу вой­ны ди­ви­зия име­ла 63 КВ):

«По сво­ему тех­ни­че­ско­му со­стоя­нию тан­ки КВ и Т-34, все без ис­клю­че­ния, бы­ли но­вы­ми ма­ши­на­ми и к мо­мен­ту бое­вых дей­ст­вий про­ра­бо­та­ли до 10 ча­сов (про­шли в ос­нов­ном об­кат­ку), и лишь не­зна­чи­тель­ная часть этих ма­шин име­ла ра­бо­ты до 30 мо­то­ча­сов (ма­ши­ны учеб­но-бое­во­го пар­ка)...

В ос­нов­ном тан­ки КВ и Т-34 име­ют вы­со­кие бое­вые ка­че­ст­ва: креп­кую бро­ню и хо­ро­шее ору­жие. На по­ле боя тан­ки КВ при­во­ди­ли в смя­те­ние тан­ки про­тив­ни­ка и во всех слу­ча­ях его тан­ки от­сту­па­ли.

Бой­цы и ко­ман­ди­ры ди­ви­зии о на­ших тан­ках го­во­рят, как об очень на­деж­ных ма­ши­нах. На­ря­ду с эти­ми ка­че­ст­ва­ми ма­ши­ны име­ют сле­дую­щие де­фек­ты:

По тан­ку КВ:

а) При по­па­да­нии сна­ря­да и круп­но­ка­ли­бер­ных пуль про­ис­хо­дит за­кли­ни­ва­ние баш­ни в по­го­не и за­кли­ни­ва­ние бро­ни­ро­ван­ных кол­па­ков.

б) Дви­га­тель-ди­зель име­ет ма­лый за­пас мощ­но­сти, вслед­ст­вие че­го мо­тор пе­ре­гру­жа­ет­ся и пе­ре­гре­ва­ет­ся.

в) Глав­ные и бор­то­вые фрик­цио­ны вы­хо­дят из строя...

Эва­куа­ция бое­вых ма­шин с по­ля боя про­во­ди­лась ис­клю­чи­тель­но тан­ка­ми в очень тя­же­лой об­ста­нов­ке под при­кры­ти­ем бое­спо­соб­ных ма­шин. Бое­спо­соб­ный танк КВ, бук­си­руя ава­рий­ный танк и не имея за­па­са мощ­но­сти, не­ред­ко сам вы­хо­дил из строя».

Судь­бу тан­ков КВ этой ди­ви­зии мож­но уз­нать из со­хра­нив­шей­ся «Ве­до­мо­сти по­терь бое­вой ма­те­ри­аль­ной час­ти с 22 ию­ня по 1 ав­гу­ста 1941 го­да»:

«Раз­би­то на по­ле боя - 11;

Не вер­ну­лось с эки­па­жа­ми с по­ля боя по­сле ата­ки - 11;

Ос­та­лось с эки­па­жа­ми в ок­ру­же­нии про­тив­ни­ка из-за тех­ни­че­ской не­ис­прав­но­сти или от­сут­ст­вия го­рю­че-с­ма­зоч­ных ма­те­риа­лов - 2;

Унич­то­же­но на сбор­ных пунк­тах ава­рий­ных ма­шин в свя­зи с не­воз­мож­но­стью эва­куи­ро­вать при от­хо­де - 7;

Ос­тав­ле­но при от­хо­де час­ти по тех­ни­че­ским не­ис­прав­но­стям и не­воз­мож­но­сти вос­ста­но­вить и эва­куи­ро­вать - 22;

За­стря­ло на пре­пят­ст­ви­ях с не­воз­мож­но­стью из­влечь и эва­куи­ро­вать - 3;

Все­го - 56».

Обоб­щен­ные вы­во­ды по ис­поль­зо­ва­нию тан­ков (в том чис­ле и КВ) со­дер­жа­лись в док­ла­де на­чаль­ни­ка ав­то­бро­не­тан­ко­во­го управ­ле­ния Юго-За­пад­но­го фрон­та на­чаль­ни­ку ГАБ­ТУ КА от 3 ию­ля 1941 го­да. Там, в ча­ст­но­сти, ска­за­но сле­дую­щее:

«От­сут­ст­вие средств эва­куа­ции, за­пас­ных час­тей для КВ и Т-34, на­ли­чие за­во­дских де­фек­тов, не­ос­во­ен­ность экс­плуа­та­ции, не­дос­та­точ­ная обу­чен­ность лич­но­го со­ста­ва, сла­бая раз­вед­ка про­тив­ни­ка в про­ти­во­тан­ко­вом от­но­ше­нии, сис­те­ма­ти­че­ские бом­бар­ди­ров­ки на мар­ше, в рай­онах со­сре­до­то­че­ния и в на­сту­п­ле­нии, при боль­шой ма­нев­рен­но­сти 800-900 км без при­кры­тия на­шей авиа­ци­ей, от­сут­ст­вие взаи­мо­дей­ст­вия с ар­тил­ле­ри­ей, на поч­ти тан­ко­не­до­ступ­ной ле­си­сто-бо­ло­ти­стой ме­ст­но­сти, упор­ное со­про­тив­ле­ние со сто­ро­ны пре­об­ла­даю­ще­го про­тив­ни­ка и от­сут­ст­вие бро­не­бой­ных сна­ря­дов для КВ и Т-34 - при­ве­ло ме­ха­ни­зи­ро­ван­ные кор­пу­са к ог­ром­ным по­те­рям и к не­бое­спо­соб­но­сти с ос­тав­шей­ся в на­ли­чии ма­те­ри­аль­ной ча­стью...

От­ме­чаю хо­ро­шую ра­бо­ту 4, 8 и 15-го ме­ха­ни­зи­ро­ван­ных кор­пу­сов, где име­лись слу­чаи, ко­гда один танк КВ вы­во­дил из строя до 10-14 тан­ков про­тив­ни­ка».

Све­де­ния о при­чи­нах вы­хо­да из строя КВ на Юго-За­пад­ном фрон­те мож­но уз­нать из «ве­до­мо­сти на по­те­ри бое­вой ма­те­ри­аль­ной час­ти мех­кор­пу­сов Юго-За­пад­но­го фрон­та с 22 ию­ня по 1 ав­гу­ста 1941 го­да»:

«От­прав­ле­но в ре­монт на за­во­ды про­мыш­лен­но­сти - 2 (4-й мех­кор­пус);

Ос­тав­ле­но на мес­те рас­квар­ти­ро­ва­ния час­тей - 10 (2 в 4-м мех­кор­пу­се, 6 в 8-м мех­кор­пу­се, 2 в 19-м мех­кор­пу­се);

От­ста­ло в пу­ти и про­па­ло без вес­ти - 24 (8 в 4-м мех­кор­пу­се, 10 в 8-м мех­кор­пу­се, 5 в 15-м мех­кор­пу­се, 1 в 19-м мех­кор­пу­се);

Пе­ре­да­но в дру­гие час­ти - 1 (4-й мех­кор­пус);

Без­воз­врат­ные по­те­ри - 177 (73 в 4-м мех­кор­пу­се, 28 в 8-м мех­кор­пу­се, 52 в 15-м мех­кор­пу­се, 2 в 19-м мех­кор­пу­се, 22 в 22-м мех­кор­пу­се)».

Все­го по со­стоя­нию на 1 ав­гу­ста в час­тях Юго-За­пад­но­го фрон­та име­лось 7 бое­спо­соб­ных КВ - 1 в 22-м мех­кор­пу­се и 6 в 8-м мех­кор­пу­се.

Та­ким об­ра­зом вид­но, что не­смот­ря на мощ­ную бро­ню, воо­ру­же­ние и ге­ро­изм от­дель­ных эки­па­жей, тан­ки KB не сыг­ра­ли в лет­них бо­ях 1941 го­да ни­ка­кой су­ще­ст­вен­ной ро­ли. Ос­нов­ная часть этих ма­шин вы­шла из строя по тех­ни­че­ским при­чи­нам, из-за не­гра­мот­ной экс­плуа­та­ции, от­сут­ст­вия за­пас­ных час­тей, средств эва­куа­ции и ре­мон­та. Кро­ме то­го, нем­цы, вы­яс­нив что бо­роть­ся обыч­ны­ми про­ти­во­тан­ко­вы­ми сред­ст­ва­ми в KB не­воз­мож­но, с ус­пе­хом ис­поль­зо­ва­ли про­тив этих тан­ков 88-мм зе­нит­ные ору­дия Flak36. Тем бо­лее, пол­ное гос­под­ство в воз­ду­хе по­зво­ля­ло ис­поль­зо­вать для борь­бы с тан­ка­ми все ди­ви­зио­ны ПВО.

Боль­шие по­те­ри в тя­же­лых тан­ках вы­ну­ди­ли ко­ман­до­ва­ние Крас­ной Ар­мии при­нять ряд же­ст­ких мер по улуч­ше­нию из ис­поль­зо­ва­ния. На­при­мер, 29 ию­ля 1941 го­да на­чаль­ник управ­ле­ния ав­то­бро­не­тан­ко­вых войск Се­ве­ро-За­пад­но­го фрон­та пол­ков­ник По­лу­боя­ров сво­им при­ка­зом тре­бо­вал от ко­ман­ди­ров тан­ко­вых час­тей «пре­дос­та­вить под­роб­ное до­не­се­ние и ма­те­риа­лы рас­сле­до­ва­ния по ка­ж­до­му тан­ку: где, при ка­ких об­стоя­тель­ст­вах и в ка­ком со­стоя­нии ос­тав­ле­ны на тер­ри­то­рии про­тив­ни­ка Т-34 и KB...

К пол­но­му унич­то­же­нию не мо­гу­щих быть эва­куи­ро­ван­ны­ми тан­ков KB при­бе­гать лишь в слу­чае, ко­гда ис­поль­зо­ва­ны все сред­ст­ва для их эва­куа­ции».

Ана­ло­гич­ное рас­по­ря­же­ние бы­ло от­да­но ко­ман­дую­щим Ре­зерв­ным фрон­том ге­не­ра­лом ар­мии Г. Жу­ко­вым в при­ка­зе №005 от 21 ав­гу­ста 1941 го­да:

«Ко­ман­ди­рам тан­ко­вых со­еди­не­ний и час­тей рез­ко по­вы­сить от­вет­ст­вен­ность ко­ман­ди­ров тан­ко­вых час­тей и под­раз­де­ле­ний за ка­ж­дый по­те­рян­ный танк, тем бо­лее не до­пус­кать ос­тав­ле­ния их в ру­ках про­тив­ни­ка; не вво­дить в бой тан­ки КВ и Т-34 с пло­хо под­го­тов­лен­ны­ми эки­па­жа­ми, ор­га­ни­зуя до­под­го­тов­ку по­след­них при ка­ж­дой воз­мож­но­сти».

Од­на­ко, да­же та­кие ме­ры не по­мо­га­ли. При­ме­ром то­му мо­гут по­слу­жить бое­вые дей­ст­вия 7-го ме­ха­ни­зи­ро­ван­но­го кор­пу­са За­пад­но­го фрон­та в рай­оне По­лоц­ка в ию­ле 1941 го­да. Пе­ред вой­ной кор­пус рас­по­ла­гал­ся в Мо­с­ков­ском во­ен­ном ок­ру­ге. В пер­вые дни вой­ны час­ти кор­пу­са пе­ре­бра­сы­ва­ют­ся на За­пад­ный фронт. 30 ию­ня в со­став кор­пу­са по­сту­па­ют 44 но­вых тан­ка КВ (из них 18 КВ-2), при­быв­ших пря­мо с за­во­да. По­сле раз­груз­ки, при сле­до­ва­нии со стан­ции к мес­ту дис­ло­ка­ции (все­го 5 км) «из-за не­опыт­но­сти ме­ха­ни­ко­в-во­ди­те­лей на 7 тан­ках сра­зу же бы­ли со­жже­ны глав­ные фрик­цио­ны». Для ре­мон­та тан­ков, в сроч­ном по­ряд­ке из Ле­нин­гра­да са­мо­ле­том бы­ла на­прав­ле­на бри­га­да ра­бо­чих с за­пас­ны­ми час­тя­ми.

7 ию­ля час­ти кор­пу­са пе­ре­шли в на­сту­п­ле­ние. В ре­зуль­та­те по­сле­дую­щих бо­ев, к 26 ию­ля все КВ (кро­ме од­но­го КВ-2) бы­ли по­те­ря­ны, при­чем 7 из них за­стря­ли в бо­ло­те, а 3 бы­ли по­дор­ва­ны эки­па­жа­ми из-за по­ло­мок.

До­воль­но мно­го КВ бы­ло и в со­ста­ве 1-й тан­ко­вой ди­ви­зии, дей­ст­во­вав­шей под Крас­но­гвар­дей­ском. Имен­но здесь со­вер­ши­ла свой под­виг ро­та стар­ше­го лей­те­нан­та Зи­но­вия Ко­ло­ба­но­ва, под­бив­шая за один день 42 не­мец­ких тан­ка. В жур­на­ле во­ен­ных дей­ст­вий ди­ви­зии об этих бо­ях ска­за­но сле­дую­щее: «19 ав­гу­ста 1941 го­да в рай­оне Б. Бор­ни­ца ро­та Ко­ло­ба­но­ва унич­то­жи­ла 42 тан­ка, из них эки­паж стар­ше­го лей­те­нан­та Ко­ло­ба­но­ва - 22, эки­паж лей­те­нан­та Сер­гее­ва - 8, эки­паж лей­те­нан­та Ев­до­ки­мен­ко - 4, эки­паж лей­те­нан­та Лас­точ­ки­на - 4...

Ко­ло­ба­нов под­пус­тил к се­бе не­мец­кую тан­ко­вую ко­лон­ну на 150-200 м, а лей­те­нант Ев­до­ки­мен­ко рас­стре­лял ее с рас­стоя­ния 100 м.

Там же ме­ха­ни­к-во­ди­тель Иов­лев про­та­ра­нил два сред­них тан­ка про­тив­ни­ка, а во­ди­тель Си­ди­ков в рай­оне Чер­ни­цы про­та­ра­нил сред­ний танк».

На дру­гих уча­ст­ках со­вет­ско-гер­ман­ско­го фрон­та дей­ст­вия КВ бы­ли еще ме­нее ак­тив­ны­ми, так как ко­ли­че­ст­во по­те­рян­ных в бо­ях тан­ков рос­ло бы­ст­рее, чем по­сту­п­ле­ние их с за­во­дов про­мыш­лен­но­сти - Ки­ров­ский за­вод был в бло­ка­де, в вы­пуск КВ в Че­ля­бин­ске еще толь­ко раз­во­ра­чи­вал­ся.

Тем не ме­нее, в не­мец­ких до­ку­мен­тах осе­ни 1941 го­да встре­ча­ют­ся до­не­се­ния об эф­фек­тив­ных ата­ках КВ.

Так, 2 но­яб­ря ко­ман­дую­щий 4-й по­ле­вой ар­ми­ей фельд­мар­шал Клю­ге до­ло­жил в штаб груп­пы ар­мий «Центр» о столк­но­ве­нии, час­тей 34-й пе­хот­ной ди­ви­зии с тя­же­лы­ми со­вет­ски­ми тан­ка­ми, про­изо­шед­шем 13 ок­тяб­ря. В до­не­се­нии от­ме­ча­лось, что по этим тан­кам бы­ло вы­пу­ще­но боль­шое ко­ли­че­ст­во бро­не­бой­ных сна­ря­дов, а так­же сна­ря­дов ка­либ­ра 105 мм, од­на­ко, бро­ни­ро­ван­ные ма­ши­ны «...уничтожив 3 лег­кие по­ле­вые гау­би­цы, 7 сред­них и од­ну лег­кую про­ти­во­тан­ко­вые пуш­ки... ото­шли на­зад... Не­смот­ря на мно­го­чис­лен­ные по­па­да­ния бро­не­бой­ных сна­ря­дов, в том чис­ле и в баш­ню, вра­же­ские тан­ки не­дос­та­точ­но бы­ст­ро вы­во­дят­ся из строя и не про­би­ва­ют­ся на­сквозь... В слу­чае ата­ки боль­шо­го ко­ли­че­ст­ва та­ких тан­ков мы мог­ли бы по­тер­петь ло­каль­ное по­ра­же­ние...».

Од­на­ко к кон­цу 1941 го­да боль­шая часть КВ-1 с пуш­ка­ми Ф-32 и Л-11, а так­же поч­ти все КВ-2 (за ис­клю­че­ни­ем не­сколь­ких ма­шин), бы­ли по­те­ря­ны. Прав­да, от­дель­ные КВ ран­них вы­пус­ков (до но­яб­ря 1941 го­да), су­дя по фо­то­гра­фи­ям, встре­ча­лись на фрон­те до ле­та 1942 го­да. Под Ле­нин­гра­дом эти ма­ши­ны вое­ва­ли до вес­ны 1944 го­да.

Пер­вые че­ля­бин­ские тан­ки КВ-1 (с пуш­ка­ми ЗиС-5) при­ня­ли уча­стие в бо­ях под Мо­ск­вой осе­нью 1941 го­да. Учи­ты­вая тя­же­лую об­ста­нов­ку на под­сту­пах к сто­ли­це. Став­ка ВГК при­ня­ла ре­ше­ние на­прав­лять боль­шую часть но­вых тя­же­лых тан­ков для обо­ро­ны Мо­ск­вы. Со­глас­но су­ще­ст­вую­щим шта­там, в со­ста­ве тан­ко­вых бри­гад име­лась ро­та тя­же­лых тан­ков КВ - семь (бри­га­ды, сфор­ми­ро­ван­ные по шта­там №010/78 от 23 ав­гу­ста 1941 го­да и 010/87 от 13 сен­тяб­ря 1941 го­да) или де­сять ма­шин (штат №010/306 от 9 ок­тяб­ря 1941 го­да). Кро­ме то­го, в со­ста­ве от­дель­ных тан­ко­вых ба­таль­о­нов име­лась ро­та тан­ков КВ - де­сять ма­шин.

В на­ча­ле 1942 го­да из-за боль­ших по­терь в тан­ках и низ­ко­го ка­че­ст­ва из­го­тов­ле­ния КВ, по рас­по­ря­же­нию И. Ста­ли­на ко­ли­че­ст­во тя­же­лых тан­ков в бри­га­дах бы­ло со­кра­ще­но. Н. Би­рю­ков, за­ни­мав­ший в го­ды вой­ны пост чле­на Во­ен­но­го со­ве­та ГАБ­ТУ КА, рас­ска­зы­ва­ет об этом так:

«12 фев­ра­ля 1942 го­да. 23 ч 50 мин по­зво­нил тов. Ста­лин и ска­зал, что мы да­ем в бри­га­ды КВ, а они на фрон­те сто­ят, не хо­дят. Нель­зя ли да­вать в бри­га­ду вме­сто де­ся­ти - 7 КВ или да­же 6 КВ? КВ нуж­но по­бе­речь у се­бя. Это луч­ше, чем они сто­ят у них. Я пред­ло­жил да­вать 5 КВ. Тов. Ста­лин ска­зал: «Хо­ро­шо. Да­вай­те так де­лать». Уже 14 фев­ра­ля на фронт убы­ла 78-я тан­ко­вая бри­га­да, имев­шая 5 КВ и 22 Т-34, а за­тем еще не­сколь­ко бри­гад ана­ло­гич­ной ор­га­ни­за­ции.

По­ми­мо но­во­сфор­ми­ро­ван­ных тан­ко­вых бри­гад и ба­таль­о­нов, тан­ки КВ на­прав­ля­лись не­по­сред­ст­вен­но в рас­по­ря­же­ние ко­ман­дую­щих бро­не­тан­ко­вы­ми и ме­ха­ни­зи­ро­ван­ны­ми вой­ска­ми фрон­тов для по­пол­не­ния час­тей, уже на­хо­дя­щих­ся в бо­ях. На­при­мер, в мае 1942 го­да для по­пол­не­ния войск бы­ло от­гру­же­но 28 КВ Брян­ско­му, 20 Ка­ли­нин­ско­му, 30 Крым­ско­му фрон­там и 40 Юго-За­пад­но­му на­прав­ле­нию.

В на­ча­ле ию­ля 1942 го­да по лич­но­му рас­по­ря­же­нию И. Ста­ли­на на­ча­лось фор­ми­ро­ва­ние от­дель­ных тан­ко­вых ба­таль­о­нов (по 15 ма­шин) и от­дель­ных тан­ко­вых рот (по 10 ма­шин), уком­плек­то­ван­ных КВ. 6-7 ию­ля два та­ких ба­таль­о­на на­пра­ви­ли под Во­ро­неж, 12 от­дель­ных рот - в 40 и 6-ю ре­зерв­ную ар­мии, а 11 ию­ля 8 рот уш­ли в рас­по­ря­же­ние ко­ман­дую­ще­го 62-й ар­ми­ей ге­не­ра­ла Кол­пак­чи.

Кро­ме то­го, ле­том 1942 го­да бы­ло сфор­ми­ро­ва­но как ми­ни­мум две тан­ко­вых бри­га­ды, пол­но­стью уком­плек­то­ван­ных КВ - 133 и 217-я, ко­то­рые ус­пеш­но дей­ст­во­ва­ли на Ста­лин­град­ском на­прав­ле­нии, но по­нес­ли тя­же­лые по­те­ри.

Фор­ми­ро­ва­ние от­дель­ных под­раз­де­ле­ний из КВ объ­яс­ня­лось пре­ж­де все­го тем, что они при мар­шах зна­чи­тель­но от­ста­ва­ли от Т-34 и Т-70, ко­то­рые так­же вхо­ди­ли в со­став тан­ко­вых бри­гад. Вме­сте с тем, как танк под­держ­ки пе­хо­ты КВ не имел се­бе рав­ных - тол­стая бро­ня и боль­шой си­лу­эт по­зво­ля­ли пе­хо­тин­цам на­деж­но ук­ры­вать­ся за тан­ком в хо­де ата­ки. Кро­ме то­го, при дви­же­нии на пер­вой пе­ре­да­че ско­рость КВ бы­ла та­кой же, как у шед­ших в ата­ку сол­дат.

При гра­мот­ном ис­поль­зо­ва­нии КВ мог­ли ус­пеш­но бо­роть­ся и с не­мец­ки­ми тан­ка­ми. На­при­мер, ко­ман­дир взво­да 158-й тан­ко­вой бри­га­ды Юго-За­пад­но­го фрон­та Д. Шо­ло­хов 30 ию­ля 1942 го­да в рай­оне на­се­лен­но­го пунк­та Не­стер­ное унич­то­жил на сво­ем КВ 8 тан­ков про­тив­ни­ка, а ко­ман­дир КВ 15-й тан­ко­вой бри­га­ды С. Ко­но­ва­лов, при­кры­вая от­ход то­ва­ри­щей у ху­то­ра Ниж­не­ми­тя­кин Рос­тов­ской об­лас­ти, ос­та­но­вил вра­же­скую ко­лон­ну, унич­то­жив 16 тан­ков, 2 бро­не­ав­то­мо­би­ля и 8 ав­то­ма­шин.

В ав­гу­сте 1942 го­да эки­паж КВ «Ле­нин» гвар­дии стар­ше­го лей­те­нан­та И. Пар­шко­ва 57-й гвар­дей­ской тан­ко­вой бри­га­ды в бою за де­рев­ню Ры­ка­ло­во унич­то­жил два не­мец­ких тан­ка. В хо­де боя КВ Пар­шко­ва был под­бит. За­няв обо­ро­ну око­ло тан­ка и за­мас­ки­ро­вав ма­ши­ну, эки­паж в те­че­ние шес­ти су­ток удер­жи­вал за­ня­тый ру­беж, унич­то­жив три тан­ка, че­ты­ре про­ти­во­тан­ко­вых ору­дия и до сот­ни не­мец­ких сол­дат.

Сле­ду­ет ска­зать, что не­смот­ря на низ­кую на­деж­ность аг­ре­га­тов КВ при гра­мот­ной экс­плуа­та­ции и на­ли­чии за­пас­ных час­тей мож­но бы­ло экс­плуа­ти­ро­вать эти ма­ши­ны дос­та­точ­но дол­го. Ге­не­ра­л-май­ор И. Вов­чен­ко, при­быв­ший на фронт для оп­ре­де­ле­ния ка­че­ст­ва тя­же­лых тан­ков осе­нью 1942 го­да, на­пи­сал:

«...В ру­ках опыт­ных во­ди­те­лей танк КВ от­ра­бо­тал в по­хо­де и в бою по пять ты­сяч ча­сов, ма­ши­ны про­шли без ре­мон­та мо­то­ра по три ты­ся­чи ки­ло­мет­ров. Это поч­ти в три раза боль­ше, чем пре­ду­смот­ре­но тех­ни­че­ски­ми ус­ло­вия­ми экс­плуа­та­ции тан­ков. Семь­де­сят сна­ряд­ных вмя­тин на бро­не и три ты­ся­чи прой­ден­ных ки­ло­мет­ров! На этих тан­ках мож­но дой­ти до Бер­ли­на без ре­мон­та».

И тем не ме­нее, на вто­ром го­де вой­ны у мно­гих со­вет­ских тан­ко­вых ко­ман­ди­ров сло­жи­лось до­воль­но не­га­тив­ное мне­ние о бое­вых ка­че­ст­вах КВ. На­при­мер, вы­зван­ный в сен­тяб­ре 1942 го­да в Став­ку ге­не­ра­л-май­ор тан­ко­вых войск М. Ка­ту­ков на во­прос Ста­ли­на о тан­ках от­ве­тил, что тан­ки Т-34 пол­но­стью оп­рав­ды­ва­ют свое на­зна­че­ние, а тя­же­лые тан­ки КВ не­по­во­рот­ли­вы и мед­ли­тель­ны, пре­пят­ст­вия пре­одо­ле­ва­ют с тру­дом, ло­ма­ют мос­ты и во­об­ще при­но­сят мно­го хло­пот. Да и воо­ру­же­ние их не от­ли­ча­ет­ся от сред­них тан­ков - та же 76-мм пуш­ка. Вот ес­ли бы на КВ пуш­ка бы­ла бы по­силь­нее, то­гда дру­гое де­ло.

К кон­цу 1942 го­да боль­шая часть тан­ков КВ-1 бы­ла по­те­ря­на. Глав­ным об­ра­зом они ос­та­ва­лись в со­ста­ве час­тей на фрон­тах, не ве­ду­щих ак­тив­ных бое­вых дей­ст­вий - Ле­нин­град­ском, Вол­хов­ском, Ка­рель­ском. Не­боль­шое ко­ли­че­ст­во КВ-1 уча­ст­во­ва­ло в бо­ях на Кур­ской ду­ге ле­том 1943 го­да, а от­дель­ные тан­ки вое­ва­ли до осе­ни 1944 го­да.

По­ми­мо обыч­ных тан­ков, КВ-1 ак­тив­но ис­поль­зо­ва­лись в ка­че­ст­ве тя­га­чей для эва­куа­ции под­би­тых и за­стряв­ших бое­вых ма­шин. С них сни­ма­лась баш­ня, по­гон за­кры­вал­ся бро­не­вым лис­том, а са­ма ма­ши­на ком­плек­то­ва­лась бук­сир­ны­ми тро­са­ми, раз­лич­ны­ми бло­ка­ми и по­ли­спа­ста­ми. Та­кие тя­га­чи, име­но­вав­шие­ся в ар­мей­ских до­ку­мен­тах КВ-Т (тя­гач), ока­за­лись очень эф­фек­тив­ны­ми и мог­ли ра­бо­тать под ог­нем про­тив­ни­ка. Обыч­но они вклю­ча­лись в со­став эва­куа­ци­он­ных рот, тан­ко­вых бри­гад, тан­ко­вых пол­ков про­ры­ва, тя­же­лых са­мо­ход­но-ар­тил­ле­рий­ских пол­ков и тя­же­лых тан­ко­вых пол­ков. Из­го­тов­ле­ние КВ-Т (а вер­нее - пе­ре­дел­ка) осу­ще­ст­в­ля­лась на ре­монт­ных ба­зах или си­ла­ми са­мих тан­ко­вых час­тей. Они ис­поль­зо­ва­лись в вой­сках до кон­ца вой­ны, а не­ко­то­рые и по­сле ее окон­ча­ния.

Не­ко­то­рое ко­ли­че­ст­во тро­фей­ных КВ ис­поль­зо­ва­лось час­тя­ми Вер­мах­та. Су­дя по фо­то­гра­фи­ям, на не­ко­то­рых из них, для улуч­ше­ния об­зор­но­сти, ус­та­нав­ли­ва­ли ко­ман­дир­ские ба­шен­ки от не­мец­ких тан­ков Pz.III и Pz.IV.

Один КВ-1 (с до­пол­ни­тель­ным бро­ни­ро­ва­ни­ем) осе­нью 1941 г. был за­хва­чен фин­на­ми в рай­оне Пет­ро­за­вод­ска. С вес­ны сле­дую­ще­го го­да этот танк ис­поль­зо­вал­ся фин­ской ар­ми­ей и был вы­ве­ден из экс­плуа­та­ции толь­ко в кон­це 1954 г.
Категория: Все | Добавил: руслан (18.02.2010)
Просмотров: 313 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 2
2  
Кому интересно тот и прочитает.

1  
Слишком много информации навряд ли кто-то читать будет.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright RSI © 2017 |